23 июля 2017 г.

Ты помнишь, как всё начиналось?

Сегодня узнала, что ушёл из жизни Артём Тарасов. Шестьдесят семь лет, совсем ничего по современным меркам. Но для человека, активно прожившего в России «эпоху перемен», в которую, как гласит китайская мудрость, не дай нам бог родиться, пожалуй, не так уж и мало.

Я очень хорошо помню их, молодых, умных и энергичных первых российских кооператоров, первых перестроечных предпринимателей.  Нет, отнюдь не криминалов-беспредельщиков, как пытаются ныне представить те, кто ностальгирует по Советскому Союзу, и те, кому это очень на руку.   Бандиты пришли позже, чтобы грабить как раз таких вот романтиков честного бизнеса.   Пришли и, к сожалению, победили...

А тогда, в конце 80-х, несмотря на все трудности бытия, связанные с тектоническими подвижками в гигантской общественной структуре, было много надежд, стремление пробовать новое и большое   желание работать и зарабатывать.

Как сказал в одном из старых интервью "Коммерсанту" сам Тарасов, «вот этот мой капитализм, с которого все начиналось, это был очень светлый период в России, когда в кооперативы пошли инженеры, кандидаты наук. Все остальные смотрели на нас и крутили пальцем у виска, дескать, с ума сошли — делать все легально, регистрировать предприятия. А тогда были очень мощные идеи, которые могли бы воплотиться в новое качество развития страны; если бы кооперативное движение не убили на взлете, мы жили бы сейчас в развитом капитализме с человеческим лицом».


Как убивали кооперативы? 

Слово Артёму Тарасову, одному из первых российских кооператоров, бывшему вице-президенту бывшего Союза кооперативов почившего в бозе Союза Советских Социалистических Республик:

«В том месяце мы узнали о готовящемся постановлении, по которому лимит наличности в кооперативах сокращали до ста рублей в день. То есть фактически это убивало наш бизнес. А у нас на тот момент было 78 млн рублей на счету. И мы выдали себе эти деньги в виде зарплаты, чтобы иметь наличность на весь год. Заплатили налоги, я налог на бездетность заплатил 180 тыс. руб., а мой зам, член партии, еще и партийные взносы с этой суммы — 3%, 90 тыс. Сейчас, если индексировать, наверное, были бы те же суммы, только в долларах. И это привело в ярость партийных боссов. Нас начали трясти все подряд: КГБ, прокуратура... Меня хотели посадить, пытались подвести под статью о хищении госсобственности. По этой статье в Советском Союзе расстрел полагался, между прочим. И хотя никаких бюджетных средств мы в глаза не видели — из двух десятков направлений деятельности кооператива "Техника" ни одно с бюджетом не было связано,— подвели бы точно, такая злость была. ...

Да, в тот момент, собственно, кооперативный этап и закончился. В моем лице увидели новое опасное явление и начали закрывать по 300-400 кооперативов в день».

После массового истребления кооперативов капитализм в России закончился, не успев начаться. Пришли лихие 90-е, началась номенклатурная приватизация. 

«Люди, поделившие государственную собственность и финансы, не хотят и не могут ничего производить, то есть развития страны обеспечить не могут. Они создали спекулятивный коррумпированный общественный строй и правящий чиновничий класс. ...

Я не ученый-экономист, а практик, мне кажется, что строй, который у нас сейчас,— это совсем не капитализм. И не потому, что у власти люди недостаточно демократичные, или нелиберальные, или какие угодно еще. Политика имеет очень мало отношения к практической экономике и реальной жизни. В социалистическом Китае сейчас гораздо больше капитализма, чем у нас. И в Чили при не сильно демократичном Пиночете тоже было больше капитализма. Я не связываю отсутствие прогресса в экономике с отсутствием либерализма во власти. Кто тобой правит — не важно, главное, нужны четкие правила, свободы и реальная, а не подкупная конкуренция. Капитализм — общество производящее, где главным действующим лицом является создающий рабочие места предприниматель. А у нас главные действующие лица — это богатые чиновники, которые ничего не создают. Богатые чиновники — нонсенс для всего мира, и выдумывать название для такого строя — тут я теряюсь. Думаю, нам нужен новый Карл Маркс, который описал бы нашу новую модель общественного строя и спрогнозировал, куда мы движемся».


Эх... Умный был человек. Жаль, очень жаль, что таких в России ломают через коленку.

R.I.P. Артём Тарасов







2 комментария:

  1. Алина, я думала, что такие люди с железным стержнем, умением противостоять, должны жить очень долго. Но в России очень живуче пожелание: "чтобы у соседа корова сдохла", вот и строй с чиновниками.

    ОтветитьУдалить
  2. Умение противостоять даётся большим нервным напряжением, а это для организма бесследно не проходит.
    Про "корову" очень верно подмечено.

    ОтветитьУдалить